УМП Историко-этнографическая практика




Организация полевых исследований в ходе этнографической экспедиции

Основными видами работы в поле являются:

1) личные наблюдения исследователя;
2) опрос населения (работа с информаторами);
3) фиксация вещественных материалов;
4) сбор этнографических коллекций.

Личные наблюдения исследователя дают ценные материалы по самым различным вопросам. Географические условия жизни населения, особенности характера населения (общительность, замкнутость), его быта, мелкие черточки поведения, случайные разговоры и т. д.- все это прекрасный этнографический материал. Каждый участник экспедиции должен вести дневник, куда записываются все полезные этнографические сведения, не зафиксированные в полевых записях или в других документах.

Важна предэкспедиционная подготовка практиканта-этнографа, особенно его знакомство с вещами, фотографиями и другими изобразительными материалами. Такое знакомство значительно увеличивает зоркость глаза исследователя в полевых условиях.

В дневнике записываются также предварительные выводы, сделанные во время полевой работы. Систематическое ведение дневника развивает наблюдательность, помогает систематизировать наблюдения, приучает делать обобщения.

Опрос населения (работа с информаторами). Успех работы по любой теме зависит от того, насколько полны и достоверны сведения, собранные во время бесед с местными жителями. По некоторым темам исследования данные опроса - почти единственный источник необходимой информации.

Трудно заранее спланировать работу с информаторами. Начать следует с подбора нужных лиц из местного населения. Приехав на место работы, необходимо обратиться в орган местного самоуправления, к работникам школ, клубов и других учреждений. Они достаточно хорошо знают и местные условия и людей и, могут стать хорошими советчиками при выборе информаторов. Для того чтобы информаторы были выбраны продуманно, нужно правильно объяснить им задачи своего исследования.

Необходимо записывать не только фамилии и адреса информаторов, но и общие сведения о них. Возраст, время проживания в данной местности, профессия, социальное положение. Все это важно и для последующего отбора наиболее нужных лиц, и для определения ценности и характера сообщаемых ими сведений. В результате, такой предварительной работы составляется список информаторов с краткими характеристиками каждого из них.

Сведения о нужных информаторах можно получить и в ходе самой полевой работы. Во время бесед, рассказывая о тех или иных вещах, люди обычно называют и других лиц, которые могут подтвердить или дополнить их рассказ. Среди местного населения можно получить и сведения, дополнительно характеризующие уже намеченных информаторов.

Когда более или менее полный список возможных информаторов составлен, целесообразно разбить их на две группы. Люди, которые могут дать наиболее ценные сведения, опрашиваются в первую очередь. Остальных опрашивают для проверки уже полученных данных, для сбора дополнительного материала.

Беседа с информатором начинается с объяснения ему цели своего визита. Такое объяснение играет большую роль при опросе, так как от того, насколько информатор правильно поймет, что от него требуется и о чем он

должен рассказывать, во многом зависит и содержание его рассказа. Исследователь должен стремиться к тому, чтобы беседа была живой, непосредственной, не имела характера "допроса". Чем свободнее рассказывает информатор, чем больше он дает "от себя", не ограничиваясь рамками ответа на заданный ему вопрос, тем подробнее и полнее бывают его сообщения, тем больше в них содержится подробностей и деталей, которые нельзя предусмотреть заранее. (2)

В то же время не следует целиком полагаться на "самодеятельность" опрашиваемых. Еще до начала беседы полезно составить примерный план опроса, выделить ту группу вопросов, которые следует обязательно задать информатору. Это позволит не упустить главного и направить беседу по нужному руслу. Не обязательно задавать вопросы строго в том порядке, в каком они составлены заранее, но важно проследить, чтобы ни один из вопросов не остался без ответа. Чем оживленнее и непосредственнее ведется беседа, тем неизбежнее отступления собеседников от основной темы. При этом разговор легко может перекинуться на предметы посторонние и далекие от интересов этнографа. Если каждый раз при таком обороте беседы прерывать опрашиваемого вопросом, то живость рассказа будет нарушена, у информатора пропадет интерес к беседе, его ответы станут вялыми, формальными. Но если совсем не реагировать на подобные отступления, беседа превратится в обычный разговор и основная цель опроса не будет выполнена. Нужно вовремя задать вопрос так, чтобы незаметно вернуть разговор к нужной теме. Чем естественнее и незаметнее производится такой "маневр", тем успешнее проходит беседа.

Иногда необходимо намеренно отклониться от основной темы: это позволяет отдохнуть и опрашиваемому и опрашивающему. Полезно менять темы опроса в ходе беседы. Например, начав с семьи и семейных отношений, перейти к обрядам, затем к одежде или другой близкой теме. Перемена тем снимает утомление у собеседников и сохраняет интерес информатора к беседе.

Вопросы лучше делать не в конкретной форме (особенно если беседа "первична" в данной местности, а не проверочная), а в общей. Каждый узко конкретный вопрос предопределяет содержание ответа, связывая инициативу рассказчика и тем самым лишая этнографа многих интересных сведений, которые мог бы сообщить информатор при свободном, активном рассказе. Нельзя ставить и "наводящие" вопросы, т. е. спрашивать в такой форме, когда в вопросе по существу содержится тот или иной ответ и опрашиваемому остается сказать только "да" или "нет".

В каждой местности существует своя терминология, свои местные слова в языке. Не зная этого, можно задать вопрос, употребляя литературные термины, непонятные местным жителям. Поэтому важно, особенно в начале, ставить вопросы в общей форме. Например: "Какую одежду носили?" И лишь затем, при проверке полученных сведений, практиковать и прямые вопросы, употребляя при этом местные термины.

Активность беседы зависит и от того, как ведет себя спрашивающий. Человеку в большинстве случаев свойственно желание объяснить, растолковать другому то, чего тот не понимает. Если этнограф не обнаруживает интереса к ответам информатора, задает вопросы, которые обнаруживают его хорошее знание того, о чем он спрашивает, активность рассказчика резко снижается. Поэтому полезно даже тогда, когда из рассказа все ясно, сделать вид, что что-то непонятно, что в другом месте говорилось иное и т. п. Такой прием обычно поднимает активность рассказчика; информатор старается понятнее объяснить, растолковать приезжему суть дела, приводя новые детали, новые интересные подробности. Иной раз именно с помощью такого приема удается получить уникальные сведения.

Особенно важно добиваться полной ясности изложения всех деталей рассказа. Нельзя уходить от информатора, не добившись, чтобы он подробно разъяснил все непонятные места своего рассказа. Для этого либо в ходе беседы, либо, если это неудобно, в конце опроса информатору задаются уточняющие вопросы. Уяснению деталей рассказа очень способствуют: показ в действии обряда или приема труда, осмотр вещей, если они есть, сделанные рукой информатора зарисовки, выкройки из бумаги и т. д. Подобные наглядные формы конкретизации рассказа информатора улучшают понимание его деталей.

Нередко беседа с информатором привлекает внимание его соседей, гостей. Тогда они активно включаются в беседу, поправляя друг друга, внося уточнения, а иной раз и споря между собой. Если такая коллективная беседа позволяет лучше осветить изучаемую тему, ее нужно поддержать, направляя ход собеседования, умело заданными вопросами. Бывает и так, что сообщения собеседников не согласуются между собой. Можно попытаться выяснить причину разногласий во время самой беседы или же разобраться в сути разногласий позже, с помощью сведений от других информаторов. Но в любом случае не следует уже во время беседы открыто принимать сторону одного из спорящих.

Записывать живую речь обычным путём трудно: как правило, удается записать не более половины. Поэтому приходится записывать беседу не буквально, а излагать ее основное содержание, прибегая к сокращениям, условным знакам и т.п. При этом лишь некоторые обороты речи, местные термины и т. п. записываются буквально, а все остальное - в сокращении. Так как при записи делается множество сокращений, то запись ведут разреженно, оставляя место для последующей расшифровки сокращений и дописывания слов. Эту работу необходимо делать сразу же после беседы или в тот же день вечером, иначе смысл некоторых сокращений может быть забыт. При такой обработке записей легко уяснить себе, что сделано за день, какие вопросы предстоит уточнить и проверить у других информаторов, а также составить примерный план работы на следующий день.

Каждое сообщение информатора, каким бы достоверным оно ни казалось, следует сверять с сообщениями других информаторов, и чем больше подтверждений получено во время последующих опросов, тем больше оснований доверять собранным сведениям.

Проверка полученных данных по сообщениям нескольких информаторов - обязательная часть опроса местного населения. Конечно, сведения, полученные от местных жителей, могут быть подтверждены литературными данными или при других видах полевых исследований. Но нельзя уезжать из обследуемого района, не проверив как можно обстоятельнее основных собранных материалов. По окончании экспедиции такая проверка часто оказывается невозможной. Беседуя даже с представителями старшего поколения местных жителей (от 50 до 80 лет), нельзя рассчитывать на большую хронологическую глубину: активная память начинается примерно с 10-лётнего возраста. Рассказывая о прошлом, информатор передает не только то, что помнит сам, но и то, что он слышал от своих родителей, дедов. Соответственно возрастает и хронологическая глубина получаемых сведений. Конечно, степень точности данных при этом соответственно понижается, многие детали остаются невыясненными, но все же подобные сообщения нередко весьма ценны, так как никаким другим способом получить их уже невозможно. Если информатор рассказывает о событиях и фактах сравнительно давнего прошлого, нужно точнее определить время, к которому они относятся. Необходимо узнать, на каком году своей жизни информатор услышал передаваемые им сведения, а также, каков был возраст лиц, от которых он это узнал. Поколение от поколения отделяет в среднем 25-30 лет, но могут быть и довольно значительные колебания (до 30-40 лет на поколение). Это значит, что, пользуясь таким методом, можно заглянуть в глубь истории не на 50-60, а на 100-150 лет.

Опрос информаторов лучше всего вести вдвоем, распределяя роли таким образом: один спрашивает, второй записывает. Внимание информатора сосредоточено на спрашивающем, тогда как записывающий сидит в стороне и не привлекает к себе внимания. В этом случае беседа делается естественной, плавной. Лучше, если для опроса объединятся специалисты по разным темам. Каждый из них опрашивает информатора по своей теме, в то время как другой ведет запись.

Хорошо, если партнеры работали вместе длительное время: они привыкают понимать друг друга с полуслова, каждый чувствует, что успел записать его товарищ, а что нет, где нужно остановиться, повторить вопрос и т. д.

Хорошо сработавшиеся партнеры собирают гораздо больше материалов и успевают почти дословно все записать.

Не всегда удается свободно вести запись. В некоторых случаях процесс записи так смущает информатора, что он или совсем отказывается отвечать на вопросы, или говорит крайне скупо и неохотно. В таком случае приходится вести опрос без записи, которая производится затем по памяти тотчас же после беседы. При этом обязательно помечают, что запись произведена по памяти. Прибегать к записи по памяти следует лишь в самых крайних случаях. Недопустимо откладывать запись по памяти хотя бы на один - два дня: в последнем случае не только утрачиваются многие любопытные детали, сообщенные информатором, но и возможны искажения полученных сведений.

Знание языка местного населения - важное условие успешной работы в поле. Но далеко не всегда этнографу удается изучить язык заранее, а тем более освоить разговорную речь. Поэтому нужно пользоваться услугами переводчиков. Выбор переводчика - ответственное дело. Чтобы работа с переводчиком была успешной, переводчик должен отвечать следующим требованиям: хорошо знать местный язык (лучше, если язык местного населения является для переводчика родным), пользоваться уважением среди местных жителей (если они не будут уважать переводчика, то не будут относиться с уважением и к исследователю).

Переводчик должен быть достаточно образованным человеком для того, чтобы хорошо понимать задачи своей работы и необходимость точного перевода. Необходимо до начала работы разъяснить переводчику задачи экспедиции, изложив хотя бы в самых общих чертах основы знаний в области изучаемых явлений. Чем лучше переводчик будет ориентироваться в предмете исследования, тем успешнее пойдет работа. Особо следует настаивать на точности перевода.

Фиксация вещественных материалов. Основное требование к этому виду работ - точность передачи встречающихся явлений и объектов и их основных особенностей. Фиксация вещественных материалов включает в себя:

1) Описание предметов или явлений. При описании нужно придерживаться определенного порядка, последовательности. Например, если описывается жилище, то начинают с описания устройства фундамента, затем стен, кровли, потом переходят к описанию деталей (дверей, окон) и т. д. Последовательность и порядок каждый раз зависят от целей исследования и от характера изучаемых явлений. Так, при описании обрядов составляют, если это известно заранее, "сценарий" обряда, его схему. Лучше всего описывать такие сложные действия, как процессы труда, обряды и т. п. в том порядке, в каком они производятся.

Для фиксации материальных предметов описание применяется реже: в этих случаях чаще ограничиваются фотографированием и графическими приемами фиксации. Но при изучении процессов труда, обрядов, танцев и вообще различных, форм деятельности описания сохраняют свое значение как основной вид фиксации.

2) Графические приемы: рисование, черчение, копирование.

Этнографическое рисование не требует особых способностей. Каждый человек может освоить простейшие приемы этнографического рисования, Рисование (масштабное, по координатной сетке и др.) позволяет графически изобразить устройство сложных орудий труда, показать принцип взаимодействия их частей и характер рабочих операций. На рисунках-схемах легко и удобно проставить наименования фиксируемого, предмета и его частей. Рисование дает возможность более точно, чем цветная фотография, фиксировать цветовые соотношения узоров, росписей, орнаментов и т.п. К этнографическому рисованию по своим приемам тесно примыкает черчение. С помощью масштабного черчения составляют планы построек, чертежи орудий труда, чертежи-выкройки одежды, чертежи, утвари и т. д. Во многих случаях приемы черчения сочетают с рисованием.

Копирование часто применяется для снятия копий, с тканей и вышивок, росписи и т. п. Наиболее употребительны копирование через кальку или на обычную тонкую бумагу "на просвет" и копирование методом прямого или обратного эстампажа. При прямом эстампаже на выпуклый или резной узор наносится краска, затем этот узор отпечатывают на бумаге. При обратном эстампаже на узор накладывается бумага или калька и мягким карандашом или куском графита бумага притирается по узору.

3) Фотографирование, кроме умелого пользования наличной аппаратурой, требует знания основных правил и приемов фотографии различных предметов и объектов. Сведения об этом можно почерпнуть в специальной литературе по фото и видеосъемке.

4) Съемка планов поселений требует овладения топографическими навыками. Простейшие топографические приемы изложены в разделе о поселениях.

Сбор этнографических коллекций. Никакие описания, фотография или рисунок не в состоянии заменить собой саму вещь, предмет. Особенно важно собирать те предметы народной культуры, которые выходят или уже вышли из массового употребления. Современная эпоха с ее развитыми экономическими связями и массовым промышленным производством предметов быта характерна в частности тем, что многие особенности местной культуры, сохранявшиеся до того, столетиями, быстро исчезают без следа. Необходимо собрать и сохранить в музеях все, что возможно.

Сбор этнографических коллекций нельзя вести бессистемно. Главная задача при собирании коллекций - выделить наиболее типичные элементы культуры, характерные для данного населения и определенного периода его жизни. При сборах нужно стремиться не столько к приобретению каких-то "выдающихся", уникальных экспонатов, сколько к систематическому подбору наиболее типичных вещей. В музеях много вещей красивых, богато орнаментированных и украшенных, вещей редких в быту народа, но часто нет самых простых обыденных предметов быта и культуры, характерных для повседневной жизни людей. Подобные коллекции создают неправильное, приукрашенное, а значит и ложное представление о прошлом.

Поэтому первое требование к этнографической коллекции - типичность собираемых экспонатов. Определяя типичность тех или иных вещей, нужно иметь в виду и изменчивость культуры во времени. То, что типично для одного, исторического периода, становится нетипичным для другого. Поэтому, если возможно, следует выделить разные "пласты", комплексы предметов, типичные для каждого периода. Сбор коллекций зависит от того, что есть в наличии у местного населения, и от того, что возможно приобрести: далеко не все соглашаются уступить собирателям свои вещи. Но исследователь обязан стремиться к тому, чтобы в его коллекциях были представлены не отдельные экспонаты из разных районов, разных эпох, характеризующие разные области культуры, а комплексы вещей.

Комплекс вещей - такое собрание предметов, которое наиболее полно отражает определенный раздел народной культуры, определенную сторону жизни населения. Такие комплексы могут быть широкими или узкими. Так, можно собирать все, что относится к хозяйству населения данного района - орудия обработки почвы, образцы культивируемых растений, орудия охоты и рыболовства, приспособления для собирательства и т. п. Можно сузить задачу и собирать лишь вещи, характеризующие какую-нибудь одну отрасль хозяйства, например, рыболовство. Главное, чтобы сборы были как можно более полными, чтобы они отражали все виды работ данной отрасли и все стадии производственного процесса. Например, при собирании коллекции одежды важно получить все элементы одежды, от головных уборов до обуви, одежду будничную и праздничную, летнюю и зимнюю.

Так как уже во время подготовки к экспедиции можно определить наиболее характерные элементы культуры, то рекомендуется заранее, еще до выезда экспедиции, составить примерный список вещей, которые следует приобрести во время полевой работы. В этот список в первую очередь включаются те вещи, которых нет в музейных собраниях.

Собирая вещи, нужно стремиться к тому, чтобы они были из одного района, из одного поселения, самое лучшее, из одной семьи, от одного владельца. Ни в коем случае нельзя составлять смешанные комплексы из разных по культурным особенностям мест. Сборные комплексы правомерны лишь в том случае, когда твердо установлено, что они отражают действительное бытование подобных вещей в комплексе.

Собирая вещи, этнограф обязан составить к каждой вещи; к каждому экспонату и к комплексу в целом подробное описание, "легенду". В этой легенде указывается:

1) место приобретения вещи и дата приобретения;
2) полное имя владельца вещи;
3) имя, возраст и место жительства тех, кто пользовался этими вещами;
4) имя, возраст (или дату изготовления вещи) и место жительства тех, кто делал эту вещь;
5) название вещи местное и общепринятое;
6) назначение вещи и способ ее употребления (возможно подробнее); 7) краткое описание вещи с указанием ее особенностей и характерных признаков (чтобы не спутать с другими, подобными экспонатами).

Такая легенда должна быть собрана и записана со всеми подробностями. Она служит основанием для составления музейного паспорта вещи. Без такого паспорта невозможно научное использование коллекции, какие бы ценные экспонаты она не содержала.

Для фиксации собираемых коллекций в экспедиции заводят особую тетрадь или выделяют страницы в дневнике, полевой тетради. Каждая вновь приобретенная вещь записывается в порядке приобретения под отдельным номером. На самом экспонате укрепляется этот же номер или талон-бирка с указанием основных данных легенды. Вещи, входящие в один комплекс и приобретенные у одного владельца, записываются под одним номером, но с введением внутренней нумерации для каждого экспоната комплекса. Собранные экспонаты отправляют к месту их хранения (в музей, научное учреждение), приложив выписки из материалов экспедиции, содержащие легенды данных вещей и всевозможные сведения об их бытовании.

Если не удается приобрести интересные экспонаты из-за нежелания владельцев уступить вещь или нехватки средств на приобретение, то необходимо записать точное местонахождение вещи, имя владельца и передать эти сведения в музей или краеведческую организацию для взятия на учет.

Любая, этнографическая экспедиция может и должна вести работу по сбору коллекций. Для этого не обязательно иметь специальные средства. Многое можно получить в дар.

Назад | Содержание | Читать дальше